Hali_
Улыбайтесь - это всех раздражает!
- Почему ты рисуешь мою…
Тони остановился и нахмурился, начиная понимать, но не вполне еще веря в то, что видит. Стив вопросительно поднял бровь.
- Твою кого?
- …мать, - закончил Тони.
Теперь и не только бровь. Стив посмотрел на рисунок, а затем на Тони, и вновь на рисунок. В комнате повисла тишина. Стив усмехнулся, затем расхохотался. Впрочем, долго этот нездоровый, даже звучавший горько - Тони вновь поморщился - смех не продлился.
- Я любил твою мать, - сказал наконец Стив беспомощно. - С ума сойти… я любил твою мать.
Тони стало неуютно под его пристальным взглядом. Стив разглядывал его бесцеремонно, жестко, будто впервые увидел и сразу пытался поймать, выявить самую его суть.
- Ты не похож на Пэгги.
- Я похож на отца, - пожал плечами Старк.
- Да… да, ты похож на отца.
Он медленно закрыл блокнот, отложил его в сторону и сгорбился, уперевшись лбом в ладонь и закрыв глаза. Тони какое-то время еще стоял рядом, прислушиваясь к себе и пытаясь понять, что это меняет для него, и меняет ли вообще. Выходило, что не меняет - он и так привык уже, что судьба Старков тесно переплетена с судьбой Роджерса: из-за лет, которые его отец потратил на его поиски, а сам Тони - на безуспешные попытки сблизиться с отцом.
Не было ничего удивительного, если задуматься, в том, что Стив знал его мать. Она работала с его отцом, в конце концов, а его отец работал с капитаном Америкой. Бредил им - это после, а сначала - они все работали вместе. Вот только Тони никогда об этом ранее не задумывался. У него и так долгое время была аллергия на простое упоминание имени Стива Роджерса, чего уж говорить о дополнительных раздумьях на эту тему. А отец отчего-то ни в одном из своих монологов никогда не упоминал этой детали. Может, не знал. Может, хотел забыть. Может, и правда забыл. А вот Стив не забыл. Шестьдесят лет спустя Стив Роджерс рисовал по памяти портреты его матери и даже не пытался забыть. Впрочем, для него прошло не шестьдесят лет. Сколько бы Тони не называл его дедулей и динозавром, он понимал прекрасно, что капитан Америка младше его самого, едва перевалил за тридцатилетний рубеж, и для него с момента последней встречи с Пэгги прошли лишь пара лет. Сам Тони не видел матери куда дольше.
- Какой она была? - спросил он.
- Что?
- Расскажи мне. Какой была моя мать? Или в памяти сохранился лишь светлый образ для портрета?
Стив поднял голову и непонимающе посмотрел на него. Тони пожал плечами, потом коротко, зло мотнул головой и сел рядом.
- Мне было пять лет, когда ее не стало. Ни черта не помню.
Взгляд Стива смягчился. Он вздохнул и опустил глаза к собственным скрещенным пальцам.
- Она была сильной. Смелой. Красивой. С отличным чувством юмора. Честной. Она не боялась нарушать приказы, если считала, что так будет правильно. Твой отец - он о приказах вообще знать не знал.
Стив усмехнулся, коротко глянул на Тони.
- Наверное, это у тебя от них обоих. Пэгги как-то подняла твоего отца в воздух, чтоб подбросить меня до нацистского завода на передовой. Говард даже военным не был. Если бы не это, я вряд ли успел бы что-то сделать. Она тогда спасла тех ребят. Она меня спасла.
В повисшей тишине он поднял взгляд на Старка. Тот сидел, нервно сцепив пальцы, напряженный и какой-то болезненно открытый, без тени привычной усмешки. Стив осторожно поднял руку и мягко накрыл ладонью предплечье Тони, сжал легонько. Тот в ответ уставился на руку, а затем поднял взгляд и вопросительно задрал бровь. Стив улыбнулся и убрал руку.
- Когда она входила в бар, все замечали. Дело даже не в том, что она была красива - мало ли красивых девушек. Но Пэгги - она была особенная, она так держала себя, что все сразу понимали - это не какая-то девчонка, это - боевой офицер, получше многих из нас. А еще она не танцевала. Не при мне, по крайней мере… говорила, что ждет своего партнера.
Стив вновь улыбнулся, вспоминая.
- Твоя мать была удивительной женщиной. Подумать только… до сих пор в голове не укладывается, что Пэгги - твоя мать. Но это хорошо, наверное. Что они сошлись со Старком. Хороший был парень, твой отец.

@темы: фикшн